В одном из дворов. Книги, люди, песики

Старомодные московские дворы в Казарменном переулке

Если утром в воскресенье пройти по безлюдному городу, можно насобирать корзину радостей и контрастов. Гостинцев старой Москвы. Расскажем об одном таком гостинце – Казарменном переулке и его любимых дворах.

Если утром в воскресенье пройти по Покровке, свернуть на бульвар и дойди до угла с Казарменным, вам все время будет казаться, что это город из старого кино. На другой стороне - Милютинский садик. Тут настоящая собачья выставка – все обитатели кусочка между Садовым и Бульварным ведут в Милютку на прогулку своих питомцев. Все - Персоны. И псы, и хозяева. Можно стоять и наблюдать, а потом свернуть в Казарменный и провалиться в сказку (даже несмотря на то, что на страницах сказки клякса – на месте снесенной Таганской АТС, памятнике архитектуры эпохи авангарда, построили элитный клубный дом. Некрасивый, несмотря на потраченные деньги, он поменял немного ощущения от здешних дворов, но все-таки пока не сильно). 

Об истории Казарменного переулка

Казарменный переулок называется так в честь Покровских казарм, которые размещались когда-то на углу переулка и бульвара. До этого он назывался Дегтярным, а ещё раньше - Малые Садовники. Здесь по четной стороне была небольшая садоводческая слобода. От нее ничего не осталось, но топонимику места она определяет до сих пор. Местные жители особо не могли срезать путь дворами. Все было в парниках, кустах с крыжовником и смородиной. Ни парников, ни кустов не осталось, но ощущения того времени еще можно поймать. На первой линии переулка плотно выстроились малоэтажные, дореволюционные дома, а внутри - очень глубокие, вытянутые дворы, в которых когда-то были огороды, ягодные кусты и пруды. Где-то на уровне дома 10 можно даже найти почти исчезнувший с лица Москвы Дурасовский переулок, который соединяет Казарменный (точнее не Казарменный даже, а его дворы) с дворами Воронцова поля. 

 

Казарменный переулок, дома 4, 6, 8 и 10

В доме 8с1 до революции жили финны. Фасад украшен зеленой с белым майоликой, она называется кабанчик и похожа на шоколад. Можно выковыривать, есть, а дворник вечером вставит новые плитки. Если свернуть от финского дома внутрь, в арку, окажетесь во дворах, где царят хаос и волшебство. Тут переплелись остатки Москвы дореволюционной и советской застройки разных лет.

На границе 19-го и 20-го веков участок за домом 8 покупает обеспеченный немец Гофман, строит несколько домов, а сзади тогда еще живы остатки бывшего помещичьего парка с прудом. Чуть позже землю эту покупает Панышев (промышленник), засыпает пруд и впихивает сюда еще несколько доходных каменных домов (сейчас у них у всех адрес Казарменный переулок, 8 и разные строения) и все они до сих пор жилые. Какие-то дома к тому же достроили в советское время. Получилось то, что сейчас.

Дом выше на фото, наверное, самый безумный из здешних. Маленький доходный дом пристроили в 20-е годы домом в стиле конструктивизм, а чуть позже наверху появилась еще одна, деревянная, пристройка. 

Рядом крошечный, обнесенный деревянным заборчиком палисадник – вотчина Пьера Безухова, местного кота-достопримечательности. Напротив (Казарменный переулок, 4с3)  кирпичный доходный дом 1910 г., в отличном состоянии, прекрасный образец построек тех лет. Тут хорошо видно, что дом в советское время надстраивали несколькими этажами. Верхние этажи отличаются по фактуре и у них нет декора. В торце этого дома находится независимый книжный Маршак. В советское время в том помещении, где он расположен, тоже жили люди. И в книжный однажды зашла почтенного возраста женщина, которая провела здесь детство.

В соседнем дворе двухэтажная, деревянная усадьба с мезонином (Казарменный пер., 10с3). Есть расхождения относительно даты его постройки, но не относительно первого хозяина. Это был доктор медицины Иван Александрович Воскресенский. А дом он строит то ли в 1816 г. (и в нем по местному преданию собираются декабристы), то ли в 1830 г. (когда собираться они уже не могли). Позднее, в 1870-х гг. усадьбу покупает купец Назар Грибов. Тут выросли его дети.

Сейчас это обветшалое, блеклое, но обаятельное строение с невероятным количеством окон. А за ним на месте засыпанного пруда осколок стародавней Москвы. Дом охраняется государством. Ну как охраняется. Государство повесило табличку об охране и камеру. Усадьба осыпается под ее строгим глазом.

Дом архитектора Макаева на углу Казарменного и Подсосенского переулка

Все-таки главное архитектурное впечатление здешних мест не прячется во дворах, а стоит у всех на виду. Это очень узнаваемый дом, которые многие современные архитекторы и любители считают лучшим представителем стиля северный модерн в Москве.
Дом был построен в 1904 г. архитектором Георгием Макаевым на его собственные средства. Он планировал использовать дом как доходный, сдавать квартиры в аренду. Макаев строил ещё здания, какие-то дошли до наших дней, но этот дом выделяется из всех.
Интересно, что после постройки дома одну из квартир в нем, огромную, снял знаменитый Роман Клейн для себя и своей семьи. Знаменитый архитектор, построивший в частности здание ЦУМа и Пушкинского музея, снимал квартиру в доме другого архитектора. Такой своеобразных знак качества. Потомки Клейна до сих пор живут в этом доме, но квартира их, конечно, уменьшилась.
У дома Макаева много названий. Его называют "дом-улитка", "дом с кошками", "дом с маками". Головы кошек (они же  маковые коробочки) - это лепнина на фасаде.
Я называю его "дом Гауди", вообще многие, кому я этот дом показывают, первым делом говорят "о, Гауди". Он как-то похож на его работы не столько даже физически, но по ощущениям. А ещё он обманывает ожидания. Когда смотришь на фасад, кажется, что внутри - двор-колодец. Но нет. Двор будто от другого дома пришили.

Здесь одно время жил художник-концептуалист Константин Звездочетов, который в 90-е годы обменял квартиру в этом дома на мозаику собственного авторства (история очень в духе 90-х). "Когда мы вселились, было совершенно невероятное влипание в этот дом. Он завораживает и не отпускает. Феодальная замкнутость его жителей напоминает общежитие имени монаха Бертольда Шварца. А еще — если зайти в дальнюю комнату нашей квартиры, то за тобой эхо повторяет странным голосом робота. А потом ты начинаешь хлопать в ладоши. Вместо хлопков эхо отвечает бурятской народ­ной музыкой. Это дух Макаева" (источник).

А мы заканчиваем на этой ноте рассказ о Казарменном переулке и зовем вас побродить по дворам, заглянуть за настроением в книжный Маршак, а  в двух шагах отсюда находится еще один прекрасный двор.

 

Напоминаем, что нас есть страница на facebook, профиль в инстаграм  и с нами можно пойти гулять.

Если вам понравилась статья и вы хотите нас поблагодарить, помочь проекту можно здесь, будем признательны и вдохновлены.


Яндекс.Метрика