Урбанистически-романтическая прогулка

Романтичная и необычная прогулка по району Электрозавода и Преображенки

Наверное, все дети и многие взрослые любят железные дороги. А заводские одноколейки с желтой пижмой по краям и советским индасриалом вокруг – особенно. Хорошо, что такое есть еще в Москве. Предлагаем на это посмотреть в рамках нашего небольшого маршрута в районе Электрозаводской. Смесь заводских пейзажей, заброшенности и охоты на эльфов. К эльфам и заводам добавим архитектуру раннего советского периода и пару старинных, немного загадочных монастырей.

Электрозаводская ветка – 4-е километра петляющей одноколейки от Черкизово до Преображенки. Петляет она из-за того, что проходит вдоль русла речки Хапиловка, которую давно убрали под землю, оставив горожанам на память только названия типа Хапиловского сквера. Ветка обслуживала предприятия здешней промзоны: ткацкие цеха Семеновской мануфактуры, заводы Вымпел, Маяк, собственно Электрозавод и прочее, и прочее. В войну по ней отправлялись на линию фронта Катюши, а позже оборудование для советских строек века. В перестройку ветка, как и заводы, пришла в упадок, и лишь редко-редко раздается здесь гудок тепловоза.

Прогулка местами проходит впритык к гаражам, заброшенным заводам, каким-то складам. Лучше не проходите эту часть маршрута в одиночку: места все-таки немного глуховаты.

 

Электрозавод

Адрес: Электрозаводская, 21

Мы предлагаем пройти вдоль железной дороги от Электрозавода до улицы Измайловский Вал. Электрозавод - шедевр промышленной готики. И это удивительно, потому что это постройка советского времени. Проектировать ее, правда, начали в 1915 году.

Сейчас помещения внутри сдаются в аренду под всякие творческие пространства, фотостудии и маленькие мастерские. Внутрь без заказанного пропуска попасть нельзя, но если вы хотите ощутить здешнюю атмосферу, идите на 3-ю проходную. Там абсолютно заводской, старый предбанник, заканчивающийся будкой охранника, суета нынешних, сверх-современных арендаторов (один раз даже видели там свадебную фотосессию) и стекляшка, пожалуй, самой атмосферной московской кофейни Дядька-кофе.

Особняк Василия Носова и жд ветка

Адрес: Электрозаводская ул., 12

Через дорогу от Электрозавода артнувошный особняк купца-старообрядца Василия Носова. Уже со второй половины 19-го века здесь был фабричный район, хотя владельцы фабрик предпочитали жить все-таки ближе к центру. Но не Носов. Его текстильное производство находилось рядом, на углу Электрозаводской и Малой Семеновской. Там же был главный дом хозяина. Сын Василия Носова в 1902 году женился на дочери богатейшего Рябушинского. Василий Дмитриевич отдал молодым главный дом, а для себя заказал у именитого Льва Кекушева новый особняк. По большей части деревянным, а за образец взяли современную американскую архитектура и работы Фрэнка Ллойд Райта.

"После женитьбы моего дяди, единственного сына деда, он не пожелал оставаться в семье сына, отдал ему старый дом и, разделив огромный сад пополам, приступил к стройке на своей половине нового дома. Отдавая дань своему пристрастью ко всему новому, дед избрал для своего нового жилища модный в то время стиль модерн и задумал свой дом со всеми последними достижениями комфорта — водяным отоплением, горячей и холодной водой из кранов и тому подобным. Вместе с тем здание возводилось не из кирпича, а из дерева — это, по мнению деда, и ускоряло стройку, с которой он спешил, и имело свои преимущества для житья — более здоровый воздух в помещениях, сохранение тепла и так далее" (из воспоминаний Юрия Бахрушина).

Ф. Л. Райт - один из самых значимых архитекторов 20-го века, заложивший основы органической архитектуры (жилых пространств в гармонии с окружающим ландшафтом). Это характерный момент, много рассказывающий о российских купцах-старообрядцах. В массовом сознании они до сих пор замшелые консерваторы и ретрограды. Но консерватизм их касался веры и этических сторон жизни. В бизнесе и в культуре они были, пожалуй, самой прогрессивной частью российского и не только российского общества. Собирали французских импрессионистов, когда этого не делал никто, или строили тут, на окраине Москвы, ультра-модные дома в американском коттеджном стиле. Хотя, конечно, "реализованные формы кекушевской постройки всё же совершенно оригинальны: в Америке никогда не было такой лёгкости в обращении с деревянными конструкциями <…> и такой зримой их материальности" (Нащокина М. В.)

Рядом с носовским особняком зеленая будочка железнодорожного смотрителя с бутафорской вывеской сзади "Николы Теслы проезд" - след интерактивного спектакля "Красный вольфрам" об электрозаводе. И железнодорожная ветка, по которой мы будем двигаться параллельно Малой Семеновской. Ниже на фото дворы Малой Семеновской в 60-е годы. Совсем другой город, но от него тут еще остались следы, где бы вы не пошли: по железной дороге или улицей.

Отрезок движения по жд ветке небольшой. Минут через 15 вы окажетесь на пересечении с Измайловским Валом. Вы можете продолжить прогулку дальше. Карта дороги вот здесь. А мы предлагаем изучить Преображенский вал. Одну из любимейших улиц Москвы. По правую руку остался квартал жилых домов, построенных для работников ткацкой фабрики Красная Заря и сама фабрика. А мы пойдем налево, в сторону метро Преображенская площадь, собирая на пути разнообразные сокровища и первым будет царство мельника Хапилы.

Хапиловский сквер

Адрес: Преображенский вал, 26

Свернув с жд ветки, почти сразу вы встретите Пятерочку, а рядом с ней странные скульптуры с сюжетами из русских сказок и большой камень, на котором едва можно прочитать надпись "Добро пожаловать в царство мельника Хапилы". Все это - отсылка к истории района. Когда тут протекала река Хапиловка. Довольно крупная, она входила в десятку крупнейших московских рек, и уже к 18-му веку была сильно запружена. Там, где сейчас площадь Журавлева, был Малый Хапиловский пруд, а где Хапиловский сквер - Большой Хапиловский Пруд. Пруды начали осушать еще при Павле I, закончили к 1920-м годам, когда строили Электрозавод и жд ветку. Хапиловка течет сейчас по подземной трубе примерно под жд веткой, по ней сплавляются на надувных лодках московские диггеры (выходят на поверхность в районе Электрозаводского моста на Яузе, в которую Хапиловка впадает).  

От прудов не осталось ничего, кроме названий. Считается, что название - в честь мельника, который самозахватил Большой пруд и построил на нем мельницу. С мельником не связывались, так как он был знатоком колдовства, но за глаза говорили "хапуга". "Хапиловка" пошла то ли от трансформации этого "хапуги", то ли звали его Хапило. В любом случае это скорее легенда. Никаких серьезных доказательств существования мельника нет. Но легенда забавная и сквер с фольклорными фигурками очень нам нравится. Фигур этих еще множество в глубине, можно побродить там, почувствовать себя немного в вотчине местного Сальвадора Дали.

Конструктивистский поселок на Преображенском валу

Адрес: Преображенский вал, 24

Год постройки: 1927-1929

Архитектор: И. Николаев, Г. Мапу, М. Русанова

 

Дома за сквером - одно из здешних архитектурных сокровищ. Рабочий поселок в стиле конструктивизм, ранне-советская постройка. В 20-е годы в фабричных районах начали строить многоквартирные дома для рабочих. Это был новый тип архитектуры, своей простотой и функциональностью противопоставленный и дореволюционным особнякам, и деревянным домам зажиточных крестьян. В планировке отражались идеи о новом быте. Широкие общие балконы и дворы, где жители могли собираться вместе и общаться. Маленькие кухни - нечего тратить время на готовку дома, это мещанство. Лучше ходить в столовую. Ясли и детские сады, устраиваемые обычно тут же, в одном из корпусов. Логика та же, что с кухнями, - освобождение женщин от быта. Жилые помещения располагались на солнечной стороне, бытовые - там, где солнца не было. Сейчас постройки в стиле конструктивизм считаются шедеврами и памятниками эпохи в среде архитекторов и историков, а властями не ценятся. Их постоянно пытаются лишить статуса охраняемых объектов, расселить и снести. С домами по Преображенскому валу, 24 (тут, как и в других рабочих поселках один номер дома и много корпусов) все довольно удачно. Их неспешно, но реставрируют. Старые корпуса - смесь белого и красно-кирпичного цветов. Классика конструктивизма. Отреставрированные дома покрашены в нежно-розовый и персиковый. Совсем другой подход, но тоже мило. Сейчас можно еще застать и старое, и новое, и вдоволь побродить среди корпусов, заглядывая в окна, ища двери в никуда, ахая над балконными ассиметриями и слушая звуки из форточек. Еще тут можно найти бомбоубежище времен Отечественнной войны и почитать воспоминания о тех годах от местных жителей.

Вообще до войны Преображенка была царством деревянных домиков. Этот рабочий поселок выделялся размерами и казался тут чем-то инородным. А как в первую зиму войны жители этих домов завидовали обитателям деревянных двухэтажный бараков с их печками.  "Зима 1941 года. В Москве лютовали морозы. В комнате у Тамары Рудковской <жительницы Преображенки, 24> был собачий холод: спала в пальто и валенках. Огромный аквариум промерз до дна вместе с рыбками". Еще одна история из военных лет. "...один очень характерный эпизод мы услышали от Н. А. Растянниковой. Она, тогда еще девочка-первоклассница, жительница дома № 24, среди деревянных домиков Преображенки, казавшегося каменным великаном, с тоской и состраданием наблюдала, как быстро все окрестные помойки заполняются портретами Ленина. Они были разбросаны повсюду около этих мусорных ящиков. И девочке было очень жалко несчастного "дедушку Ленина", о котором она уже успела выучить несколько стихотворений в школе. А вот портретов Сталина она не помнит на помойке ни одного. Это она утверждает... Даже смертельная опасность не могла заставить людей выбросить его портрет, тем более так откровенно — на помойку: с одной стороны, соседи могли опередить в своей расторопности немцев, а во-вторых, нам кажется, это был просто патологический страх перед вождем, даже в "бумажном варианте" (источник).

Никольский единоверческий монастырь и Преображенский рынок


Через дорогу от рабочего поселка находятся две старообрядческие общины. Хотя на первый взгляд кажется, что община одна.
История местных старообрядцев началась в 1771 году, когда в Москву пришла эпидемия чумы, ставшая разрушительной. Тогда старообрядцы федосийского согласия предложили правительству помощь в уходе за больными (а больше никто не соглашался ни угрозами, ни уговорами, ни деньгами. Мортусов, которые забирали трупы, набрали из каторжников, а когда те померли, убирать тела с улиц города стало некому). Предложение федосейцев стало спасением и этим в другое время преследуемым раскольникам выделили землю за Преображенской заставой, где они возвели монастырь и больницу, организовали кладбище.

В 1850-х годах при Николае I федосейцы впали в немилость. Старообрядцы вообще преследовались властями до принятия в 1905 г. закона о веротерпимости, хоть преследовались и с разной степенью активности. Федосеевцев, беспоповцев, уклоняющихся от контактов с внешним миром, не совершающих моление за царя и прочее, не любили больше многих. К тому же во время наполеоновского нашествия на территории их Преображенского храма французы устроили печать фальшивых денег для того, чтобы внести разлад в торговлю. Федосеевцев обвинили в совместном с французами фальшивопечатании, начали ссылать, а часть здешнего монастыря передали единоверцам. Тоже старообрядцам, но более мягким. Стоя на сохранении древних чинов (служба по старым канонам, двоеперстие) они тем не менее признают власть патриархии.

Так тут и сосуществовали две общины. Единоверческая занимала территорию Никольского монастыря, который виден с улица, а федосейцы были в глубине.
В 20-е годы Никольский монастырь закрыли, внутри устроили коммунальные квартиры для рабочих радиозавода, а вот общину федосеевцев ждала немного другая история. У общины была ещё территория в районе Токмаковского переулка рядом с Курской. Ее отобрали полностью, а территорию на Преображенке не тронули. Правда, часть монастыря в 30-е годы захватили обновленцы, ряд келий снесли и устроили Преображенский рынок, но община все-таки была в советское время и существует сейчас, практически внутри рынка.

Церковные постройки видны со стороны Преображенского вала, на уровне дома 19. Это здание больницы, одна из последних работ знаменитого Кекушева, про которого мы сегодня уже говорили в связи с особняком Носова. Кекушев построил больницу для федосеевцев, сейчас она пустует. Рядом с ней за забором видна церковь. Церковные постройки видны и со стороны рынка. Раньше федосеевцы были совсем закрытыми, но недавно открыли трапезную, очень простую и вкусную, и на территорию пускают (трезвых и скромно одетых. Скромно в смысле не в коротких юбках и т.п.).

А на территорию Никольской церкви можно зайти совершенно свободно. Это очень спокойное место с уютным садиком, рыжим котом и палаткой с вкусными пирожками.
Вообще все это соседство монастырей и рынка удивительное и, надо сказать, гармоничное. До этого района современность не добралась пока в полной мере. Ощущение прошлого охватывает всюду и на рынке тоже. Очень рекомендуем туда зайти за ощущениями и за покупками. Тут только одна опасность. Увлечься красотой здешних продуктов и доступными ценами и накупить всего слишком много. Даже зимой набираешь полные сумки хурмы и гранатов, грузинского сыра и спелых авокадо и трудно остановиться.

На этом все. Хороших вам впечатлений и доброй порции железнодорожной романтики.

 

Напоминаем про нашу страницу на facebook, профиль в инстаграм и про то, что с нами можно пойти гулять.

Если вам понравилась статья и вы хотите нас поблагодарить, помочь проекту можно здесь, будем признательны и вдохновлены.


Яндекс.Метрика