Зимние чтения и немного прогулок

11 любимых книг в жанре дневников 

Чтение воспоминаний - лучшее из известных мне средств врачевания душевных ран, ориентир, избавление от страхов и недовольства жизнью, путь к мудрости и просто большое удовольствие.

Еще это легкий и приятный способ изучения истории, погружение в контекст. И очень зимнее чтение, роскошь неторопливости и смакования толстых книг.

Ниже список любимых, самых интересных и важных из прочитанных.

 

1. Подстрочник Лилианны Лунгиной

 

Лилианна Зиновьевна стала известна благодаря переводам книг Астрид Линдгрен. В ее воспоминаниях так много сердца и ума, интеллигентности, милосердия и прекрасного языка. В Подстрочнике как-то очень легко прочувствовать советскую эпоху, разные ее периоды, и то, как в ледяной глыбе искал свое место человек.

Дополнительно хочется выделить у Л.З. спокойное отношение к возрасту – и молодому, и зрелому. Прививка от эйджизма.

Цитата: «… все-таки в человеке честном, по себе знаю, есть большая потребность подавить страх и хоть чем-то помочь. Это потребность души. Просто чувствуешь себя безмерно униженным, если не смеешь этого сделать. Это именно… вот точное слово я нашла: это именно унижение – не сметь протянуть руку… Я хочу здесь вспомнить, как старухи подавали хлеб немецким военнопленным. Это явление того же порядка. Ведь есть еще чувство жалости, сострадание. Сострадание к страждущим – это всегда было национальной чертой русского характера. Помочь, дать кусочек хлеба, дать кусочек тепла».

2. Воспоминания и Вторая книга Надежды Мандельштам

 

Жена Осипа Мандельштама написала документ эпохи. После ареста в 1938 г. и последующей гибели мужа она разделила его архив среди верных друзей, а часть оставила только в своей памяти, и побежала. Переезжала из места в место, как только чувствовала подозрительный интерес. Избежала ареста и спасла большую часть стихов. В Воспоминаниях есть рассказ, как Н. Я. работает на ткацкой фабрике в Струнино, берет ночные дежурства, никому больше не милые, и всю смену про себя повторяет стихи, чтоб не забыть, донести.

В двух книгах - все. Впечатления от революции и 20-х, рассказы о муже, о мистическом даре стихосложения, истории про Пастернака, Ахматову (и многих других), размышления о поэзии и о России. Великая совершенно вещь, которую хочется выучить наизусть.

А если вы хотите лучше понять Осипа Мандельштама, вот две лекции Арзамас, где Анатолий Найман блестяще объясняет, почему Осип Эмильевич – лучший русский поэт. 

3. Бродский среди нас Эллендеи Проффер Тисли

 

Эллендея - американка из университетской среды, вместе с мужем основала издательство Ардис, опубликовавшее в Америке множество значимых русских произведений 20-го века. Познакомилась и подружилась с Бродским в один из приездов Профферов в Ленинград в 1969 г., поддерживала отношения до конца его жизни. Правдиво написала об этой жизни, противоречиях личности, феномене успеха Бродского на Западе. Правдиво и тактично, со спокойным дружелюбием, терпением и мудростью.

Особенно ценно, что Эллендея - человек другой культуры и образа мысли, это ощущается во время чтения и удается (что редкость для 20-го века) взглянуть на личность Бродского и контекст, который его окружал, снаружи, а не изнутри привычного мира.

Читается залпом.

Цитата: «На Иосифа очень повлияла ее [Ахматовой] способность прощать людей, убивших ее мужа и отправивших ее сына в лагерь. Эту сторону христианства он усвоил благодаря ей. В каком-то смысле она подготовила его к суда – показав, как подобает вести себя поэту; но, что еще важнее, он признал в ней того редкого человека, который научит быть развитым человеческим существом». 

4. Памяти детства Лидии Чуковской

 

Небольшая книга, в которой Лидия Чуковская рассказывает о своем детстве и необычном отце. Мне кажется, когда читаешь книги о детстве и воспитании, какая-то магия происходит внутри. Живущий в каждом из нас ребенок примеряет рассказ на себя, и что-то меняется в нашем нынешнем Я. Раны залечиваются, способности получают развитие, вера в возможность меняться и менять просыпается. Терапевтическое,  любопытное и приятное чтение.

5. Воспоминания Анастасии Цветаевой

 

Анастасия Цветаева – младшая сестра поэтессы Марины Цветаевой прожила долгую жизнь и пережила многих близких людей, дважды прошла сталинские лагеря, видела многое и написала не одну книгу. Воспоминания посвящены сестре и написаны по большей части про Марину. В этой книге много света, детства, сказки. Интересная с исторической точки зрения, для меня она в первую очередь учебник радости. После чтения на некоторое время открывается способность замечать бытовое волшебство, не проходить мимо прохожих, а их Видеть.

Там есть момент - уже после революции, потери двух мужей, ребенка, отъезда сестры, нищеты, Анастасия Цветаева мастерит до рассвета кукол в надежде хоть немного заработать. Ночь без сна, скоро пора на работу, она поднимает усталые глаза к окну. В нем летний рассвет. Ее затопляет мысль, как же все-таки прекрасно жить. В этой сцене – вся книга. После нее любая мелочь предстает выразительной и исполненной ценности и смысла.

После этой книги интересно съездить в музей Марины и Анастасии Цветаевых в Александрове.

6. Некрополь Владислава Ходасевича

 

Одна из лучших книг о Серебряном веке, его атмосфере и характерах, написанная поэтом, эмигрантом, старшим товарищем Владимира Набокова.

Можно не интересоваться Брюсовым, быть абсолютно равнодушным к Белому, с чьими-то именами столкнуться впервые. Неважно. Рассказы Ходасевича – о личностях, которые захватывают. И, конечно, многие нынешние художники-провокаторы начинаются казаться детьми перед героями Некрополя и тем временем.

Цитата: «Любовь открывала для символиста или декадента прямой и кратчайший доступ к неиссякаемому кладезю эмоций. Достаточно было быть влюбленным — и человек становился обеспечен всеми предметами первой лирической необходимости: Страстью, Отчаянием, Ликованием, Безумием, Пороком, Грехом, Ненавистью и т. д. Поэтому все и всегда были влюблены: если не в самом деле, то хоть уверяли себя, будто влюблены; малейшую искорку чего-то похожего на любовь раздували изо всех сил. Недаром воспевались даже такие вещи, как «любовь к любви».

7. Зелёная лампа Лидии Либединской и Скатерть Лидии Либединской составителя Натальи Громовой

 

Мать Лидии Либединской – поэтесса Серебряного века, в 20-е гг. работала журналистом и писала о культуре. Она знала Блока и Маяковского, дружила с Крученых, опекала Хлебникова. Через мать Лидия познакомилась с этим миром. Многое запомнила и описала в Зеленой лампе.

Еще она описала там удивительную довоенную Москву с ее дворами, варкой варенья, поездка на дачу, магазинами, школами и детьми.

Во взрослой жизни Лидия была замужем за писателем Юрием Либединским, сама исследовала творчество Лермонтова, Герцена, написала книгу о декабристах для детей. Она общалась с Чуковскими, участвовала в операции по превращению дачи Пастернака в музей. И об этом написала. Интересно и просто.

А после ее смерти про нее был составлен сборник из воспоминаний друзей и родственников, писем и дневников. Любопытно, во-первых, узнать  неожиданные детали, про которые Либединская в Лампе умолчала. Во-вторых, проследить за жизнью отдельно взятого человека в истории. Пройти с ним через Серебряный век (юность и знакомство родителей), школьные годы в Москве 30-х, террор, войну, налаживание быта, оттепель, застой, развал Советского союза и открывшуюся в связи с этим свободу перемещения. В-третьих, там хорошо видно, каким человеком была Либединская – щедрым, хлебосольным, оптимистичным, умеющим жить. Заражаешься этим. Хочется сразу верить, дружить, куда-то ехать, накрывать какой-то стол и покупать всем подарки. Невероятно приятное чувство.

8. Записки об Анне Ахматовой Лидии Чуковской

 

Ещё одна книга Лидии Чуковской, серьезнее и объемнее. Она дружила с Анной Ахматовой с 30х годов и до смерти последней, преклонялась, заботилась, сохраняла память. И сама, конечно, была сложным, глубоким, невероятным человеком, что отражено в Записках. Записки – дневник, в котором Лидия Корнеевна фиксирует по большей части не свою жизнь, а жизнь Ахматовой. Встречи, разговоры, быт, окружающих людей.

Крайне ценно с точки зрения исторических подробностей и масштаба личности Анны Ахматовой, неровно – в плане какого-то человеческого любопытства и интереса. Сталинские годы как нож по сердцу, военные - муторны. Л. К., кажется, и самой было тогда муторно. Потом снова резко интересно в последнее описываемое десятилетие – травля Пастернака, суд над Бродским и вся эта история, хорошие характеристики молодым поэтам, окружавшим в те годы Ахматову.

Это объемная книга, которая погружает в себя полностью. Читается в разном темпе, но в целом довольно быстро. И очень понравилось мне при чтении ощущение этого погружения на глубину. 

9. Дневники Корнея Чуковского

 

Корней Чуковский не обладал, пожалуй, той огромной гражданской смелостью, которой обладала его дочь, но и жизнь была у него другая.

Интересным и несколько парадоксальным было его положение в советской литературе. С одной стороны, патриарх, из первого эшелона писателей. С другой, крайне некомфортная для власти фигура. Помогающий Пастернаку и его семье в период травли и после смерти Бориса Леонидовича, в первых рядах подписывающий письма протеста против несправедливости и гонений тех или иных писателей.

Дневник он вел с ранней юности, но нестабильно. Там много деталей об известных людях, о времени, а главное – он хорошо проявляется сам.

Отдельно хочу написать, что это чтение лечебное. Многие из нас иронизируют над культом позитива, тренингами личностного роста, успехом как главной целью, но все мы так или иначе находимся под давлением этих ценностей. А у Чуковского в Дневниках так ярко проявляется характер и обстоятельства. Он позволяет себя быть ипохондриком, быть несчастным, считать себя неудачником и бездарностью. Позволяет себе быть бедными, ходить зимой в осеннем пальто, быть старым и грустить.

Действует отрезвляюще, выныриваешь из матрицы и ко многому в себе начинаешь относиться терпимее.

После чтения Дневников Корнея Чуковского и Лидии Корнеевны обязательно нужно запланировать поездку в Переделкино, тем более, что музей Чуковского в Переделкино - невероятно теплое и живое место. 

10. Дневники Софьи Андреевны Толстой

 

Софья Бернс вышла замуж за Льва Толстого в 18 лет и прожила с ним 48. Ее талантливо написанные Дневники считаются энциклопедией, учебником для женщин. Отношения с мужем, воспитание многочисленных детей, хозяйство. Все это, несомненно, поверхностный взгляд на С. А. и ее личность. Она была издателем сочинений мужа, занималась денежными вопросами их семьи, жила светской жизнью, общественной (была, например, попечительницей сиротского дома), улаживала дела с цензурой, занималась музыкой, можно долго еще перечислять.

В Дневниках помимо множества фактических подробностей жизни великой и противоречивой семьи душевный мир С. А., размышление над вечными вопросами, знакомыми каждому. О смысле и Боге, потерях и смерти, ценностях и радостях, самопожертвовании и эгоизме.

Конечно, это не учебник хозяйки, а книга, которая может указать путь, облегчить боль, принять и понять.

После чтения особенно интересным кажется дом-музей Льва Толстого в Хамовниках. Все там становится роднее.

11. Лекции по русской литературе Василия Аксенова

 

Писатель Василий Аксенов после эмиграции в 1980-е гг. преподавал в частности в университете Джорджа Вашингтона. Рассказывал о Евтушенко и Бродском, Ахмадулиной, Пастернаке, Солженицине, Твардовском и много о ком еще. Диктофонные записи этих лекций были недавно опубликованы, и они прекрасны.

Сам Аксенов оживает в этих лекциях и то время, те люди, о которых он рассказывает. Абсолютный эффект присутствия. И несмотря на то, что это монолог, глотаешь его и все кажется, что это разговор где-то в кофейне, или в баре, или на вокзале. И давно пора бежать, но вы все не можете наговориться.

Цитата: «Вы слышали про Эдуарда Лимонова… Он пишет абсолютно независимые ни от кого, абсолютно свободные книги, книги вызова, вызывающие. Он против советских, но в то же время и против Сахарова... Но в принципе это очень похоже на провинциальное злодейство, как говорили в старину, хочет поразить мир злодейством. А человеку уже тридцать восемь лет. Пушкина уже убили, понимаете?»

Если вам понравится книга, вам будет любопытно съездить в Переделкино, в музей Евтушенко и музей Окуджавы, где, в частности, растет посаженная Аксеновым туя. 

На этом все. Надеюсь, вы нашли для себя что-то интересное, исцеляющее и укрепляющее.

 

PS. У нас в блоге еще много книжного, есть чудесная страничка на facebook, профиль в инстаграм, канал в телеграм и с нами можно пойти гулять


Яндекс.Метрика