На что тратить сталинские премии и как ходить в музей

"Пречистенские" скульпторы - Вера Мухина и Вадим Космачев

Идея для прогулки в районе Пречистенки, объединенной именами двух непохожих (на контрасте еще интереснее) друг на друга великих скульпторов. Прогулка небольшая, подходит для плохой погоды. В плохую погоду даже лучше - ощущения явственнее.

А еще рассказ про обоих скульпторов, после которого вам, возможно, захочется поближе познакомиться с самой известной работой Веры Игнатьевны - памятником Рабочему и Колхознице на ВДНХ, поэтому в конце немного о нем отдельно.

О Вере Мухиной

Веру Мухину (1889-1953) знают примерно все. 
Символ ВВЦ и эмблема Мосфильма - памятник Рабочему и Колхознице и гранёный стакан - квинтэссенция монументального искусства и советского мира. 
И ее собственный образ в сознании (по крайней мере моем) очень советский, смесь суровости и степенности.
Вместе с тем Вера Мухина происходит из богатейшей купеческой семьи, знаменитой покровительством искусству и меценатством, а сфера ее деятельности простиралась далеко за соцреализм и монументализм. Ее суровое лицо - не столько природа, сколько несчастный случай. В дореволюционной юности во время катания на санках ей сучком отрезало нос. Его пришили, делали несколько пластических операций, но лицо изменилось - стало грубее и больше.

В начале 20-х Вера Игнатьевна занималась театральным костюмом. Со своей близкой подругой, легендарным модельером Надеждой Ламановой, создала эскизы для коллекции новый русский шик из грубых дешёвых тканей и всего, что есть под рукой - крестьянских платков, вышитых полотенц и даже бобов. Про Надежду Ламанову говорили "русская Шанель", до революции она одевала женщин царской фамилии, а после - женщин нового мира. Их с Верой Мухиной коллекция называлась "Искусство в быту", демонстрировали платья Лиля Брик и Эльза Триоле, в следующем году коллекцию пригласили на всемирную выставку в Париже, где она решительно выделялась среди рафинированных и роскошных моделей новым подходом к моде и оригинальностью (в ее основе была, конечно, суровая экономия. Например, пуговицы для моделей делали из крашенного гороха) и получила Гран-при.

 

Вера Игнатьевна также много внимания уделяла дизайну потребительских товаров. Она сотрудничала, например, с ленинградским стеклянным заводом, отчего пошло ошибочное представление о ней как о создательнице гранёного стакана. Насчёт того, что именно она придумала стакан, доказательств нет, но она усовершенствовала его форму, чтоб стакан подходил для мойки в первых посудомоечных машинах. И уже точно Вера Мухина - автор не менее легендарного предмета - пол-литровой пузатой пивной кружки.
Вера Мухина - лауреат пяти сталинских премий и в то же время в 1930-м году ее с мужем и сыном задержали при попытке незаконно перейти границу. Мужа, известного врача, новатора и экспериментатора Алексея Замкова травили после создания им оздоравливающего гормонального препарата на основе мочи беременных женщин. Препарат омолаживал организм, за ним к Замкову ходило много высокопоставленных чиновников, но как оказалось, он мог вызывать привыкание.

Кстати, Замков считается одним из прообразов булгаковского профессора Преображенского из Собачьего сердца (главный - дядя Булгакова, и довольно удивительно, что жил он совсем близко от мастерской Мухиной, на углу Пречистенки и Чистого переулка). Замков не главный кандидат на роль Преображенского, но деталь с препаратом вполне булгаковская.

В общем работать Алексею Андреевичу не давали, Вере Игнатьевне тоже перестали давать заказы. Знакомый предложил им уехать заграницу, обещал помочь с устройством. А оказался провокатором, сотрудником НКВД. В Харькове семью сняли с поезда. Замкова защищали именитые пациенты, заступались знаменитые друзья, среди которых были Горький и Буденый. Семья отделалась (в том время действительно отделалась - повезло) трехлетней ссылкой в Воронеж, после которой им было разрешено вернуться в Москву. Алексей Замков несколько лет плодотворно трудился в Институте урогравиданотерапии, но начались преследования Николая Вавилова и институт закрыли. Это сломило Алексея Андреевича, он тяжело болел и умер в 1942 г. от болезни сердца.
А Вера Игнатьевна создала прогремевших на всемирной выставке в Париже в 1937 г. Рабочего и Колхозницу. Что, вероятно, и спасло семью от активного преследования.

Мастерская В. Мухиной

Адрес: Пречистенский пер. д. 5а

Ближайшее метро: Кропоткинская

 

Свои сталинские премии Вера Игнатьевна потратила на дом-мастерскую на Пречистенке и дачу в Абрамцево.

Дом построил в 1947 г. родной брат ее мужа, архитектор, а все детали интерьера и планировку разрабатывала она сама. Говорят, что в разработке ее активно помогал советами Жолтовский.
На Пречистенке жила ее семья, она и сын с женой и дочерью. Тут же была мастерская. Дом был хлебосольным. Хозяйством занималась невестка и домработница. Кормить и обслуживать им нужно было не только семью, но и работавших в мастерской с Верой Игнатьевной людей.
На Пречистенке до сих пор живут потомки Веры Игнатьевны, и многое в доме сохраняется, как при ней. 
"Мы ничего не перестраивали. В современном понимании это совсем не фешенебельный дом, но для семьи он очень дорог. В нем мебель, созданная по эскизам Веры Игнатьевны, — очень лаконичная и простая, но в то же время нигде больше такой не увидишь. В этом доме особая аура. Например, на подоконнике до сих пор лежит кусок переплавленного горного хрусталя, которого касались руки моей прабабушки" (источник).

Ту часть здания, где была мастерская, сейчас занимает иконотека Адольфа Овчинникова, один из филиалов реставрационного центра им. Грабаря.
Эту часть можно было посетить пару лет назад, сейчас сделать это сложнее, только с оказией. Видимо, проще познакомиться и подружиться с наследниками Веры Мухиной и попасть в гости на их жилую половину (впрочем я тут пристрастна: всегда за собственность по праву наследования, особенно, прямых потомков. А в ситуации, когда на бумаге декларируется превращение пространства в доступный музей, а на деле он оказывается не таким уж доступным, тем более).

Но прийти туда обязательно стоит. Здание интересное, необычное и, главное, обладает аурой присутствия того времени и тех людей, когда его строили.
Там перед входом стоит памятник Вере Мухиной, но все самое интересное видишь не тут, а со двора. Чтобы попасть во двор, нужно от главного входа пройти по Пречистенскому переулку дальше памятника, оставить по правую руку поворот на Староконюшенный переулок, и дальше свернуть налево во двор примерно напротив ограды посольства Австрии.

Вадим Космачев и его единственная московская скульптура

Адрес: Угол Пречистенского и Староконюшенного пер. за оградой посольства Австрии

 

Совсем рядом находится работа другого, очень отличающегося от Мухиной скульптора, - Вадима Космачева (р.1938). Он учился в МСХШ (московской средней художественной школе), которая определила сферу его интересов, его вдохновения и поклонения на жизнь вперед. На занятиях их водили в закрытые тогда для широкой публики запасники Третьяковки, где он познакомился с творчеством советских авангардистов 20-х годов и навсегда сохранил им преданность. И даже передал дальше, своей дочери, одной из учениц Захи Хадид. 

"Заха Хадид — английский архитектор иракского происхождения едет в Москву, смотрит то, что я смотрел учеником средней художественной школы в запасниках Третьяковской галереи, запрещенные тогда к показу произведения. Она смотрит русский авангард уже в открытом виде, воспринимает эту энергию — не в полностью реализованных формах архитектуры, а только лишь намеченный в идеях Мельникова, Леонидова, Веснина, Крутикова с его дипломным проектом «Летающие города». И она сделала прорыв в мировой архитектуре, революцию, используя русский авангард как толчок для развития. Она сделала на этом не только свою карьеру, но культурное явление мирового масштаба. А сколько бы таких Зах Хадид могло возникнуть в России" (из интервью Космачева отсюда).
В 1974 году Абдула Ахметов, главный архитектор Ашхабада, приглашает молодого Космачева создать скульптуру перед зданием государственной библиотеки в Ашхабаде. Тот показался ему способным создать что-то неизбитое, за рамками и шаблонами соцреализма.
Космачев создал огромную абстракцию, "Музыку в черном металле". Партработникам она, конечно, не понравилась, но архитекторам удалось ее отстоять. А в народе про нее сложилась примета, что скульптура дарует плодородие и к ней потянулись женщины, мечтающие о ребенке.

После этой работы Космачев понял, что ничего он тут, в забюрократизированном советском климате, не создаст, написал открытое письмо Брежнему с просьбой отпустить его за границу. Письмо было опубликовано западной прессой и партии ничего не оставалось, как отпустить.
С тех пор Космачев получил австрийское и немецкое гражданство, прославился в Европе, создал множество скульптур, а на родине так и остался неизвестным. В Москве до недавних пор не было ни единой его скульптуры, хотя его приглашали сотрудничать при строительстве Москва Сити. Но реализовать свою идею, Сердце города (созданную под впечатлением от присутствия на операции на открытом сердце) он должен был по мнению организаторов на свои деньги. Ну или попросить у правительства Германии. Он просить не стал. Работы так не появилось, но пару лет назад правительство Австрии приобрело одну из его работ, так называемый Квадрат движения. У него много таких скульптур, созданных под влиянием Татлина, они вписаны в ландшафт, а внутри есть солнечные батареи, поэтому работы двигаются за солнцем.

Памятник Рабочему и Колхознице и музей в его основании

Адрес: проспект Мира, 123Б

Ближайшее метро: ВДНХ

Сайт: https://vdnh.ru/places/pavilon-rabochiy-i-kolkhoznitsa/


Короче говоря, "Сердца города" в Москве не случилось, но посольство Австрии купило одну скульптуру Космачева и установила ее на территории посольства, но чтоб всем было видно. 
Смотреть на квадраты движения нужно, конечно, по другому, примерно так, как на фотографии ниже. По объективным обстоятельствам тут такого не вышло, но австрийцам все равно большое спасибо.
И интересный дополнительный контраст получается - посмотреть на мастерскую Веры Мухиной, а потом на скульптуру Космачева.
А если захочется ещё больше скульптуры, можно отправиться на ВДНХ.

Рабочий и Колхозница уникальны. Их делали из сваренных стальных листов. Такой же была в то время только Статуя Свободы, но на ней - заклёпки, а тут нет.
Однажды на площадку, где делали памятник, неожиданно приехал Сталин, походил вокруг и молча уехал. Оказывается, он получил донос, что в складках ткани колхозницы можно разглядеть лицо Троцкого.
Сталин Троцкого не углядел, скульптура отправилась на всемирную выставку, восхитила Пикассо, французы хотели приобрести ее, собрали подписи, но Рабочий и Колхозница вернулись на родину. При транспортировке в Москву с ними, кстати, обращались чудовищно. Многие детали пришлось восстанавливать или переделываться. На выставке в Париже скульптура стояла на верху советского павильона, лицом к солнцу, она будто плыла по воздуху как огромный корабль.
В Москве Мухина хотела видеть ее на стрелке Москва реки (где церетелевский Петр) на высоком постаменте. Но Рабочего и Колхозницу установили на ВДНХ на "пенек", ощущение полета исчезло. И только в 2000-х скульптуру отреставрировали и поставили на высокий постамент. А внутри него открыли музей, в котором российские провинциальные музеи представляют лучшие экспонаты своих коллекций. В этом году что-то не представляется: сейчас никаких выставок нет. Это жаль. Выставки тут хорошие: если увидите анонс, смело идите.
А пока можно доехать до ВДНХ и посмотреть на скульптуру вблизи или посмотреть о нем видео экскурсию.
На этом все. Хорошей прогулки и впечатлений.

Если мастерской Веры Мухиной и скульптуры Вадима Космачева вам покажется мало, напоминаем, что в пяти минутах от них есть дивный московский дворик. А чуть больше, чем в пяти минутах, но все же поблизости разные другие прекрасные места - выбрать можно по тегу Хамовники.

 

Напоминаем про нашу страницу на facebook, профиль в инстаграм и про то, что с нами можно пойти гулять.

Если вам понравилась статья и вы хотите нас поблагодарить, помочь проекту можно здесь, будем признательны и вдохновлены.


Яндекс.Метрика