В одном из дворов...

Улицы, из тех, что на виду, похожи на декорации к спектаклю «для целого мира я такой». Сыграно талантливо. Актеры, и те не догадываются, что это понарошку. Жизнь хранят дворы. Иногда она в халате, тапочках и с бигуди, иногда – громоздится грудами книг, иногда – облезлыми стенами и желтым окном над помойкой.

Этим постом начинаем заглядывать в душу города.

 

«А твоя мама в коммуналке среди выключателей… я даже чувствую запах нашей московской коммуналки на Покровке. Лица, лица… Совсем незнакомые и чужие становятся благодаря тебе теплыми и родными. Благодаря тебе. Я чувствую кровную связь с плачущей девчонкой из далекой деревни, с инвалидом на деревянной ноге, с грузинским юношей на Руставели той кровавой ночью в Тбилиси, с Гией, Сахаровым… И легче становится – значит, я не одинок, значит, нас много, значит, если мы вместе – мы сила и победим, как бы они ни старались. И чувства мои находят точный выход и словесное воплощение в твоих статьях и книгах, подтверждающих прочувствованное мною. Твой добрый талант объединил нас. Таких, как ты, – мало. Пожалуйста, живи долго».

Источник: http://www.novayagazeta.ru/society/46254.html

 

Эти слова произнесены Олегом Басилашвили в 2009 г. на юбилее Юрия Роста. Приглашаем вас отправиться во двор, где находится мастерская тогдашнего юбиляра и много всяких чудностей. На Покровку, 27. Заходите в арку и добро пожаловать.

Вас встречает вход в культурный центр Покровские ворота. Бывшая усадьба Боткиных, фамилии, давшей нам прекрасных людей, из которых самый известный – врач Сергей Боткин. А в этом доме жил Петр Боткин - коллекционер и директор товарищества чайной торговли «И. Боткина сыновья». Поразительно. Еще одно здание меняет владельцев, но мистически сохраняет род занятий: внутренней пространство сейчас делят культурный центр, книжный с богатой коллекцией необычных изданий и чайная.

Если взять за аркой по диагонали и вправо, через кусты, то можно увидеть удивительно облезлую, но теплую дверь в жилое пространство. Дети с санками, как выходили отсюда гулять 50 лет назад, так и сейчас выходят. Четырехколесные велосипеды сменились на самокаты. А дверь хранит память о всех о них.

Затем, если идти против часовой стрелки, дверь с Моной Лизой. Опознавательных знаков нет, поэтому нам выпадает шанс погадать. Если хорошенько покопаться в лавках старьевщиков и раздобыть пару десятков ключей, то один из них обязательно подойдет к замку. Откуда можно шагнуть сразу в Лувр и обязательно ночной, когда вместо толпы посетителей вы наедине с картинами. А еще в мадридский Прадо, где можно насмотреться на Гойю, а потом есть гаспачо из тетрапаковских пакетов, сидя на серых ступенях музея.

Поотгадывая, что скрывает дверь, двигается дальше. К диковинному сооружению, похожему на угловатую летающую тарелку. Круглые тарелки придумали земляне. Весьма сомнительно, что инопланетяне столь похожи на нас, поэтому летающая тарелка из углов гораздо вероятней. Маскируется она под Черный кубометр - памятник черному квадрату Казимира Малевича от друзей из конюшни Роста.

Это прекрасная история в духе старых душевных фильмов. Тут находится мастерская Роста. В середине 90-х строители оставили рядом с мастерской неведомую черную фигню, наполовину заполненную чем-то химическим. Рост набил ее до краев находками с помойки. «Ах, какие были помойки в то время! Мой друг… нашел там этюд Коровина, заклеенный «Тремя богатырями» из «Огонька», венские стулья «Тонет», печные дверцы каслинского литья… Да я сам подобрал у мусорного бака чешский электропроигрыватель «Супрафон» на 78 оборотов…». Арт-объект еще доработали и в феврале 1996 года открыли в присутствии цвета интеллигенции. Гафт, Юрский, Розов, Данелия и многие другие мерзли и говорили речи. Через некоторое время внутренняя химия разъела памятник, и за две бутылки водки он был вывезен на помойку. Но его призрак не давал Юрию Росту покоя и побудил создать еще один кубометр. На единственном куске незанятого пространства – в воздухе. Про то, что вышло, автор говорит так: «Получился кубический воздушный шар, к которому вместо ивовой корзины привязана Земля. И мы на ней».

А вам какая метафора приходит в голову?

Дальше за кубометром утопающая в зелени стена. Двадцать лет назад тут были глина и битые бутылки, но Рост вместе с Иваном Духовым, кровельщиком, краеведом и историком колоколов, благоустроил место двумя самосвалами плодородной земли, диким виноградом, яблонями из ботанического сада. Ах…

Подробно историю куба и сада можно прочитать по ссылке ниже. Цитаты оттуда же. А я еще хочу сказать, что цветущая стена не производила на меня глубокого впечатления, пока не была прочитана ее история. Зная, что за всем этим стоят люди, которые просто взяли и изменили пространство вокруг, на душе теплеет.

Во дворике, увитом виноградом, имеется деревянный заборчик, на который надеты глиняные горшки. Почему-то кажется, что если поднести их к уху, то услышишь шум моря. Хотя логичнее - кукареку петухов. А левее плещется море разговором о работе за сигаретой. Во двор выходят двери многих офисов, но самая знаковая – компании Атон. Бизнес-аналитики обсуждают работу и семью. К кубу-то давно привыкли. Интересно, были ли среди них люди, которым вдохновение двора поломало карьеру, побудив к поискам себя на другом пути. 

Тут многое нашептывает мысли про дауншифтинг и все такое. Левее Атона – кафе Рецептор, претендующий на оригинальность концепции, блюд и оформления. Внутри яркие цвета Таити, картины, дерево, Будда в нише и авторское меню. Снаружи веранда и концептуальные котики сжимают букву «Р» на указателе. А напротив немножечко готичных развалин и тематическое граффити рядом с помойкой.

Все именно так, как и должно быть в обычном дворе города контрастов и стереотипов, скрывающих настоящее. Заходите на их прополку и знакомство с настоящим на Покровку, 27.

 

Обещанная ссылка на статью:

http://www.novayagazeta.ru/arts/68709.html

 


Яндекс.Метрика