Свидание с осенью и городом

На небесах только и разговоров, что о море, а вокруг меня – о Паустовском. Это прекрасно и это удивительно, ведь его проза настолько не попадает в темп современной жизни. Жизни, где все бегут и ты вместе. Если и не бежишь, то все равно ужасно чем-то занят. А Паустовский пишет так, будто ты выбросил телефон прямо в центр недвижимого, заросшего ряской и разморенного летним маревом прудика и наблюдаешь теперь, как взволнованные пузырьки лопаются на поверхности воды.

Разговоров о Паустовском так много, что когда я искала что-то в старом шкафу на полке с самыми заброшенными и древними книгами и нашла сборник его рассказов. Ценой в 79 копеек, издательства Тбилисского университета и 1989 года выпуска. То, конечно, отложила на перечитать. А через некоторое время захотела о нем написать. 

К этому времени разговоры о Паустовском еще усилились и история о том, как Марлен Дитрих целовала писателю руку, в который раз облетела вокруг планеры рунета. Боязно после это вставлять свои пять копеек, но отказать себе в удовольствии не могу.

Похоже, Паустовского читала не только Дитрих, но и Джулия Камерон – автор книги «Путь художника». Это пособие о том, как каждый может пробудить внутри жажду творчества и создать нечто уникальное. В основе метода - две техники. Утренние страницы – несколько листов текста о чем угодно утром, сразу по пробуждении. Это отключает механизм внутреннего критика, который на все наши идеи говорит презрительное «пфф, бездарь» и не дает нам начать. Вторая техника – творческие свидания. Несколько часов наедине с собой. Каждую неделю. Они наполняют тем особым материалом, из которого рождается потом произведение нашего персонального искусства. И вот идея со свиданиями прямо как у Паустовского утащена. Есть у него рассказ «Акварельные краски» про художника Берга, который никак не мог понять природу. И рисовал он плакаты, портреты, но только не пейзажи. Как-то в августе его позвали в гости в дальний-дальний край, куда ехать на поезде, потом на узкоколейке, а потом еще в телеге трястись. Та земля была краем волшебным, побуждающим к наблюдениям. После двух месяцев свидания с природой Берг понял, что должен нарисовать сентябрь той земли. «Берг работал как одержимый, пел и кричал. Ваня (сын лесника) его никогда таким не видел. Он следил за каждым движением Берга, менял ему воду для красок и подавал из коробки фарфоровые чашечки с краской…

Через два месяца в Москве Берг получил письмо, написанное большими корявыми буквами.

"Здравствуйте, товарищ Берг, - писал Ваня. - Отпишите, что делать с вашими красками и как их вам доставить. Как вы уехали, я искал их две недели, все обшарил, пока нашел, только сильно простыл - потому уже были дожди, но теперь хожу, хотя еще очень слабый. Папаня говорит, что было у меня воспаление в легких. Так что вы не сердитесь.

Пришлите мне, если есть какая возможность, книгу про наши леса и всякие деревья и цветных карандашей - очень мне охота рисовать. У нас уже падал снег, да стаял, а в лесу, где под какой елочкой, - смотришь, и сидит заяц. Летом очень будем вас ждать в наши родные места.

Остаюсь Ваня Зотов".

Вместе с письмом Вани принесли извещение о выставке, - Берг должен был в ней участвовать. Его попросили сообщить, сколько своих вещей и под каким названием он выставит.

Берг сел к столу и быстро написал:

"Выставляю только один этюд акварелью, сделанный мною этим летом, - мой первый пейзаж"».

 

Каждая прогулка – творческое свидание. Даже поход в магазин можно превратить в источник накопления внутренней силы. Которая вливает внутрь радость, дает импульс творить и помогает замечать все больше и больше деталей. В них вся соль. И да, творчество не некое действие по написанию картины или, там скажем, романа. А все, что создает – от Мадонны де-Винчи до утренних бутербродов, созидает и дарит вдохновение жить и смотреть вокруг. 

Давайте чаще дарить себе радость прогулок и замечать, замечать. Особенно поздней осенью, когда гулять не хочется и радости ярких пятен вокруг маловато. 

Какой вы видите осень в городе? Мой городской октябрь – это кисельные сонливые утра, когда за окном колышется туманная взвесь, средь которой проступают желтые окна собирающихся на работу людей. Это шум кофе-машины и запах апельсинов в кофейне. Кофейни особенно прекрасны хмурым холодным днем. Это сумерки, которые преображают молоко неба и серость стен, превращая действительность в свет и хоровод огней.

Предлагаю отправиться на прогулку за вашей городской осенью. А для прокачки невидимых мышц, которые все замечают и превращают в поэзию, немного чтения о том, какая она – осень Паустовского. «Желтый свет» - рассказ об осени, которая «…пришла внезапно. Так приходит ощущение счастья от самых незаметных вещей – от далекого пароходного гудка на Оке или от случайной улыбки».

 

Рассказ про художника вот

http://paustovskiy.niv.ru/paustovskiy/text/rasskaz/kraski.htm

 

А Желтый свет вот

http://lib.ru/PROZA/PAUSTOWSKIJ/r_zhelyj.txt

 

PS. В превью использовано фото с сайта: cottageintheoaks.com


Яндекс.Метрика