Между Питером и Бруклином

Кривоколенный переулок, 14

 

Ты только представь себе,

Что будет,

Если вдруг время застынет на миг.

Люди как стрелки часов и лишь ты теперь смотришь на них…

Песочные Люди при уч. Касты

 

Я как все. Совсем не смотрю телевизор и провожу много времени в интернете. В нем архетип романтика-мечтателя, штурмующего подмостки театрального Бродвея или пусть кастинг-студию комеди клаб, сменился на виртуального персонажа. У него тысячи и тысячи фолловеров в соцсетях, он взбирается на горы, встречает закаты на азиатских пляжах и все такое прочее. Тем временем образ актера или музыканта, покоряющего Москву или Голливуд, уходит на задворки сознания. Сознания, но пока не реального мира.

Давайте прогуляемся в один двор, где много героев, но не голливудского кино с хэппиендом, а скорее европейского инди с открытым финалом.  Кривоколенный переулок, 14. Вам нужна арка за железными воротами. Если дверь вдруг закрыта, то жмите на кнопку под табличкой Mainstream Dance. Там не спрашивают, кто вы или куда, но отвечает за дверь вахтер, который любит отлучаться. Тогда толкайте калитку посильнее и просачивайтесь внутрь боком, как это делают некоторые местные обитатели.

Вот вы внутри смурного будто питерского двора-колодца. Если повернуть из арки направо, а потом еще раз направо, то окажетесь в тупике. Кусочек колючего неба над головой, каменные стены вокруг вздымаются как секвои. Очень уличные граффити. Не те, что украшают город снаружи. Изнанка. И железная дверь в конце тупика. 

Можно остановиться на этом, а можно войти. За дверью одна из старейших школ уличных танцев в Москве. Школа превращает двор в кусочек не Питера, а Бруклина. Волны юных и всяких танцоров со сменой кроссовок в рюкзаке накатываются на подвал каждую осень. К весне остается мало. Самые, быть может, невезучие. Кого знают люди, далекие от современных танцев. Егора Дружинина, разве что. Но те, кто здесь задерживается, все равно одержимы мыслью стать лучшими. Хотя здесь они не поэтому. Просто любят танцевать.

Они стреляют друг у друга сигареты и деньги на маршрутку, про кого-то говорят: «он плохо кончил». Кто-то серьезно болеет. А один француз-преподаватель жил прямо здесь, в подземном холле. Купил себе стиралку, поставил в узкий проход между залами. И настоящий хэппиенд тут не о том, как простой парень стал звездой, а о том, как ему посчастливилось устроиться на приличную работу. 

И есть ли смысл в славе, деньгах или известности, что иногда приносит с собой творчество еще при жизни. На этом месте моих размышлений я вспоминаю Курта Кобейна, который, бывало, ночевал под мостом. Потом купил себе огромный дом, но ходил спать в дешевенький мотель неподалеку. А еще потом вы знаете. Много кого можно вспомнить в этом дворе, размышляя о вирусе творчества.

Если хотите заглянуть внутрь, то спускайтесь по ступенькам вниз, в подвал. Скорее всего, никто не обратит на вас внимания. Если спросят, можно сказать, что вы пришли посмотреть зал или взять расписание для себя, друга, сестры или ребенка. Только осторожно, старайтесь не подхватить здешний драйв и импульсы. Не так-то просто потом решить, что с ними делать.


Яндекс.Метрика