По окраинам Замоскворечья

Дом-коммуна РЖСКТ «1-е Замоскворецкое объединение»

Адрес: улица Лестева, 18

Год постройки: 1927-1929 гг.

Архитектор: Г. Вольфензон, С. Айзикович, С. Леонтович, Е. Волков

Стиль: конструктивизм

 

Хавско-шаболовский квартал

Адрес: улица Лестева, 13, 15, 19, 21; улица Шаболовка, 63, 65, 67; Серпуховский Вал, 22, 24, 28

Год постройки: 1930-е

Архитектор: Н. Травин при участии И. Йозефовича и В. Бибикова

Стиль: конструктивизм

 

Наступило странное время, когда новости в ленте соцсетей все чаще напоминают абсурдистский роман. Наверное, так можно сказать о любом времени. Вечная история про траву, которая зеленее у соседа, и ох уж эту молодежь, вот мы-то в юности…

Но все-таки есть особенные периоды истории. Чтобы порассуждать о нынешней эпохи, мне негде занять отстранённости, а вот с прошлым легче. Например, с прошлым, когда октябрьская революция была совсем юной и когда самые смелые идеи книжных антиутопий приходили не из снов и фантазий, а со страниц тогдашних государственных газет. И из советской действительности, в которой активно строились коммуны, где должны были появиться те самые люди будущего. Золотого торжества коммунизма. 

Коммуны - идея социалистов-утопистов, в основном Фурье, который много писал о фаланстерах. Где быт устроен таким образом, чтоб снять с человека ненужные и частные заботы. Вместо личной кухни – столовая, воспитанием детей занимаются в садах, начиная еще с яслей. Все общее, даже, зачастую, спальни.

«Всем распоряжается безликий и многоликий товарищ-коллектив. Он выдает деньги на обеды (дома только чай и ужин), закупает трамвайные билеты, табак, выписывает газеты, отчисляет суммы на баню и кино» (Смена 1929: 2-3).

Понимание общего и лишнего в первые годы строительства коммунизма доходили до крайностей. Возьмем декрет Саратовского совета: «С 1 марта 1918 года отменяется право частного владения женщинами, достигшими возраста от 17 до 32 лет». А вот Владимирский совет: «Всякая девица, достигшая 18-летнего возраста и не вышедшая замуж, обязана под страхом строгого взыскания и наказания зарегистрироваться в Бюро свободной любви. Зарегистрированной в Бюро свободной любви предоставляется право выбора мужчины в возрасте от 19 до 50 лет себе в сожители-супруги». 

Впрочем, первые коммуны возникали в юной стране не столько из идейных соображений, сколько из желаний выжить или обеспечить себе больший комфорт. Партийная верхушка жила в номерах Националя, освобожденная от домашних забот и необходимости толкаться с продуктовыми карточками и добывать еду. А рабочие и студенты делили кровати и одежду в бывших военных бараках.

Прошло немного времени. Отелям и казармам вернули их первоначальные функции. И начали строить новые дома для новых людей.

Сегодня расскажем про одно из мест этой стройки – про Шаболовку, где можно зачерпнуть хорошую порцию впечатлений об архитектуре и о быте. Здесь находятся один из первых домов-коммун, экспериментальный конструктивистский квартал от группы АСНОВА, галерея на Шаболовке, общежитие с Оджоникидзе. А если вспомнить еще про Шуховскую башню, магазин Фрик-Фрак и Нескучный сад, то можно провести целый неспешный, приятный и познавательный выходной день.

Хотя говорить о шаболовском конструктивизме некорректно. Речь идет еще об одном направлении тех лет – рационализме. 20-е годы были интересным и свободным периодом в истории российской архитектуры. С вытекающими из этих предпосылок дискуссиями и конфликтами архитектурных направлений. Одним из таких конфликтов было противоречие между авангардистами и рационалистами. Авангардисты ставили во главу угла утилитарные составляющие: решить острейший жилищный вопрос с максимальной экономией средств, упрощением, отказом от декоративных элементов и тп. Рационалисты заявляли, что архитектура существует не в вакууме, что эстетической составляющей и восприятию человека нужно отводить место и место значительное, что работать нужно не с бумажными чертежами на плоскости, а с 3Д моделью, с пространством и с окружающим ландшафтом (не новаторский призыв. Еще древние зодчие так и делали, но в условиях слома и отказа от старого эта позиция снова стала дискуссионной).

Рационалисты объединись в творческую группу АСНОВА (ассоциация новых архитекторов) с Н. Ладовским и Л. Лисицким как идейными вдохновителями. АСНОВА возникла раньше, чем объединение конструктивистов ОСА, но было менее известным и невезучим в практическом плане. Строили они мало. Частично из-за того, что сами отказывались участвовать в конкурсах из-за недоверия к составу жюри, частично из-за вероятного их бойкота со стороны идейных и архитектурных противников.

Тем интереснее проект Хавско-Шаболовского жилого района, спроектированный этой группой в 1927 году. Хавско-Шаболовский массив – 24 пяти- и шестиэтажных домов на квадрате, ограниченном улицами Лестева, Шаболовка и Серпуховской вал. 

Дома поставлены под углом в 45 градусов к улицам, на которые они выходят. Такая идея придавала всему комплексу единую и динамичную форму, когда при движении зрителя здания будто двигались вместе с ним, высокие глухие стены сменялись невысокими очень обитаемыми частями с окнами и длинными балконами. С декоративной точки зрения комплекс выражал идеи супрематизма (АСНОВА любила и уважала Малевича и компанию) с комбинацией трех цветов – серого бетона, красного кирпича и желтоватого штукатурки. Это, с одной стороны, помогало жителям легче ориентироваться, с другой, делало квартал единым целым. Не до конца, но в некотором роде коммуной со своим детским садом, школой, библиотекой, столовой, баней и даже ЗАГСом. Еще из интересного, архитекторы-новаторы максимально использовали возможности естественного освещения, вся жизнь квартала как бы стекала в сторону юга. Здесь были общественные пространства и окна жилых квартир. А кухни и ванные выходили на север.

Сейчас оценить идеи архитекторов трудно. Дома частично перестраивались, тотально перекрашивались, деревья, посаженные первыми жителями, превращают дворы и фасады в буйство зелени, скрывающей инженерные формы. Но ощутить атмосферу все еще можно. Побродить внутри, мигом потеряв ориентацию в лабиринте скошенных плоскостей. Почувствовать нежность к обшарпанным фасадам и старым непластиковым окнам. Посидеть на детской площадке, прячась от дождя или солнца, в компании подростков, которым дела нет до архитектуры. Пофантазировать, как выглядело все здесь лет 80-т назад. Подумать про АСНОВА и про то, как часто общественный контекст играет доминирующую роль в забвении или продвижении идей.

У АСНОВЫ был еще интереснейший проект. Георгий Крутиков – ученик Ладовского в 1928 г. в своей дипломной работе нарисовал парящий в облаках дом. На земле, на освободившемся месте, планировались разместить общественные пространства, а дом-коммуна висел в небе. Предполагалось, что жители будут перемещаться туда-обратно в кабинах-вездеходах. Утопичный и революционный проект был скорее разгромлен, а к 30-м годам началось уже возвеличивание вождя, предполагавшее совершенно другие архитектурные формы – помпезные, огромные. Эпоха авангарда закончилась и еще быстрее закончилась эпоха рационалистов, которые имели смелость рассуждать о психологии, о красоте и нестандарности формы. И только в 50-х про их идеи снова вспомнили.

Но мы побудем еще немного в 20-х и посмотрим на один из первых домов-коммун по улице Лестева, 18. Корпуса дома были вписаны в доминанту пейзажа – радиостанцию им. Коминтерна – Шуховскую башню. Если провести от башни лучи, то корпуса дома окажутся нанизанными на них как бусины. Это должно было выглядеть очень геометрично, но сейчас и сам дом давно не воспринимается гигантом, и пейзаж не тот. Да и все интересное внутри. Здесь опять взяли максимум от солнечного света. На южной стороне разместили ясли, внутренний двор со спортивной площадкой и фонтаном. А клуб и столовая - на севере.

Сам дом все-таки не совсем мечта утопистов. В нем были личные пространства, так называемые ячейки - место для сна и уединения, тогда как ванные были общими, а вместо кухонь – столовая. 

Подобная модель не прижилась. Люди, как могли, сопротивлялись жизни в общем строю. Готовили на подпольных примусах, размещённых в квартирах на подоконниках.

Внутрь дома не попасть. Разве только вам посчастливится познакомиться с кем-то из жителей. Но продолжить погружение и заглянуть внутрь домов и годов можно в галерее на Шаболовке тут рядом, на улице Серпуховской Вал, 24, к.2. Здесь была когда-то библиотека Хавско-Шаболовского массива. Музей чудесен и поможет посмотреть на все местное запустение другими глазами. Там старые видео, вещи жильцов и волшебные выставки.

И на этом закончу рассказ о шаболовском рационализме, посоветовав почитать о музее в нашей заметке и пожелав интересной прогулки. Уверена, что она будет насыщенной и вдохновляющей.

 

PS. Было интересно и полезно - подписывайтесь на нашу рассылку. А еще, как у любого уважающего себя блога, у нас есть фейсбук и инстаграм. И там хорошо :)


Яндекс.Метрика